Газовый терминал в Свиноуйсьце, архивное фото

Балтия без газа, Польша без денег. В Балтийском море затеяли газовую аферу

19825
(обновлено 13:07 12.12.2019)
В большинстве комментариев, посвященных проекту магистрального газопровода Baltic Pipe, о нем ведут речь как о конкуренте "Северного потока – 2"

Зачастую его подают едва ли не как частную инициативу Польши и ее государственного нефтегазового концерна PGNiG, как проект, который позволит Польше не использовать для своих потребностей российский трубопроводный газ. Выданное 25 октября Министерством климата, энергетики и коммунального хозяйства Дании окончательное разрешение на прокладку Baltic Pipe целым рядом СМИ было подано как "очередное поражение "Газпрома". Одним словом, мифов и легенд вокруг этого проекта накопилось столько, что настала пора внимательно присмотреться к нему, чтобы отделить пропаганду от реальных фактов.

Составные части Baltic Pipe

Чтобы обнаружить, что Baltic Pipe – отнюдь не только газопровод по дну Балтийского моря от берегов Дании до берегов Польши, требуется ровно один шаг: открыть сайт Baltic Pipe Projeсt и прочитать текст выданного властями Дании разрешения. Неожиданный подход, не так ли? Не вчитываться в многочисленные комментарии, а просто изучить первоисточник – новаторский метод!..

Оказывается, строить Baltic Pipe будет не нефтегазодобывающая компания PGNiG, а польская газотранспортная компания Gas-System, да еще и на паритетных началах с датской газотранспортной Energinet. Исходя из принципа паритетности, власти Дании и выдали не одно, а целых четыре разрешения на проведение работ.

Energinet соединит 105-километровым морским трубопроводом норвежский газопровод Europipe II с западным побережьем Дании и четырехкилометровым участком через пролив Малый Бельт, разделяющий датские полуострова Фюн и Ютландия. Строительство еще двух участков Baltic Pipe будет вести Gas-System: первый пройдет от датского города Факсе до морской границы с Швецией, второй обойдет остров Бронхольм и выйдет на берег в районе польских городов Нехоже и Погожелиц.

Вот так выглядит Baltic Pipe в реальности – он соединяет вовсе не Данию с Польшей, а является газоотводом от норвежского магистрального газопровода Europipe II к польской сухопутной газотранспортной системе. Вместе с мифом про "частную польскую инициативу" уходит прочь и сказка о том, что Baltic Pipe "является конкурентом "Северного потока – 2".

Польский PGNiG последние два-три года скупает акции морских газовых месторождений, разработкой которых занимается норвежская компания Equinor (бывший Statoil), и именно газ этих месторождений пойдет в Польшу. Но Equinor уже давно не может нарастить объемы газовой добычи, если не сказать больше: к примеру, в 2018 году объем добычи газа этой компанией постарался вернуться к уровню 2016-го.

Норвежский государственный концерн Equinor – второй по объему поставщик газа в Евросоюз, но компенсировать объемы, которые потенциально могут уйти в Польшу по Baltic Pipe за счет роста добычи этой компании не удастся. Прибыло в Польше – убыло в тех странах Европы, куда норвежский газ поступает сейчас. Кто способен компенсировать клиентам Equinor эти потери? Правильно – "Газпром". Соответственно даже в том случае, если PGNiG не будет подписывать новый контракт на поставку с "Газпромом", для нашего концерна ничего не изменится,объем экспорта в Европу даже не шелохнется.

Регламенты и директивы Евросоюза

Итак, с двумя мифами вокруг Baltic Pipe мы уже расстались, двигаемся дальше. "Проектная мощность Baltic Pipe составляет десять миллиардов кубометров газа в год, по действующему контракту с "Газпромом" польский концерн PGNiG в настоящее время имеет право закупать до 10,2 миллиарда кубометров газа в год. Шах и мат вам, ватники, – российский газ Польше после 2022 года вообще не потребуется!" Гладко было на бумаге, да забыли про овраги – этот миф предназначен для того, чтобы мы забыли о том, что в Евросоюзе с 2009 года действует великий и ужасный Третий энергопакет и регламент № 715. Что за регламент? Мы про него очень часто слышим, просто номер и дату ввода регламента № 715 в действие редко вспоминаем.

Регламенты Еврокомиссии имеют в ЕС абсолютный характер – их не нужно обсуждать в парламентах стран – членов ЕС, их не нужно имплементировать в национальные законодательства, их нужно просто молча выполнять со дня публикации на официальном сайте ЕК.

В соответствии с регламентом № 715 доля одного поставщика в любом газопроводе в бронировании транспортной мощности не может превышать 50 процентов, договоры бронирования мощностей в соответствии с Газовой директивой (часть Третьего энергопакета) подписываются в результате выполнения процедуры open season, открытой подписки.

Компания – оператор того или иного магистрального газопровода (МГП) разрабатывает проект договора бронирования транзитных мощностей, согласовывает текст договора с Европейским энергетическим сообществом и выставляет этот договор на открытый аукцион, право участвовать в котором имеют все желающие. Сложно? А что, кто-то вам говорит, что бюрократия – удел исключительно России? Найдите этого человека и поставьте ему в вину попытку вас обмануть – бюрократия в Европе в разы более мощная и разветвленная, чем у нас.

Процедура open season проведена и для Baltic Pipe – правила есть правила, пришлось соблюдать. По результатам аукциона PGNiG сумел забронировать 8,1 миллиарда кубометров годовых транзитных мощностей Baltic Pipe.

Казалось бы, мелочь, всего-то пара миллиардов кубометров, с этим объемом Польша легко справится и без помощи "Газпрома". Оказалось, что казалось, – нужно помнить еще и о том, каков объем спроса на газ в Польше в настоящее время и каким он прогнозируется к 2023 году. Именно к 2023-му, поскольку контракт PGNiG с "Газпромом" заканчивается в декабре 2022-го.

В 2019 году в Польше ожидается спрос в 20 миллиардов кубометров, а по прогнозу газотранспортной польской компании Gas-System, к 2023-му спрос вырастет до 23,6 миллиарда кубометров. Прогноз не "зловредный российский", а именно польский, так что спорить с ним не приходится. Дальнейшая газовая арифметика сложностей не вызывает: на своей территории PGNiG добывает порядка четырех миллиардов кубометров газа в год, и перспектив на увеличение этого объема PGNiG не видит.

Мощность регазификационного терминала "Свиноуйсьце", работающего на польском побережье Балтики с 2017 года, составляет пять миллиардов кубометров в год. Прибавим к этому те самые 8,1 миллиарда кубометров в год по Baltic Pipe – получается 17,1 миллиарда кубометров против необходимых 23,6 миллиарда кубометров по прогнозу Gas-System. Арифметика – наука строгая, политическая демагогия на нее не действует. Но и это далеко не все сложности, с которыми уже столкнулся проект Baltic Pipe.

Третейская группа ВТО против Еврокомиссии

Начнем с юридически-бюрократических. Выше мы уже писали, что PGNiG сумел забронировать 8,1 миллиарда кубометров годовой транзитной мощности Baltic Pipe, что нарушает регламент № 715: один поставщик получил явно больше 50 процентов транзитных мощностей этого МГП. Безобразие? Безусловно. Именно так решил "Газпром" и 30 апреля 2014 года инициировал в Третейской группе ВТО (арбитражный суд этой организации) иск против Еврокомиссии за ее неправомерное решение по Baltic Pipe.

В начале августа 2018 года Третейская группа ВТО этот иск удовлетворила, потребовав от ЕК внести изменения в решения, причем не только по Baltic Pipe. Летом 2017 года Еврокомиссия, проведя слушания в рамках проекта Connecting Europe Facility по стратегии развития трансъевропейских газовых сетей, признала Baltic Pipe газовой магистралью, имеющей общеевропейское значение. Вот только такое значение имеет не "единолично" Baltic Pipe, а комплект из трех газовых магистралей.

Еврокомиссия намерена реализовать как единое целое более масштабный проект: газ с норвежского шельфа Северного моря по Baltic Pipe должен прийти в Польшу, по GIPL (Gas Interconnector Poland Lithuania) добраться до Литвы, по внутрибалтийской части советской системы газопроводов "Сияние Севера" – через Литву до Эстонии, и уже из Эстонии по МГП Baltic Interconnector – до территории Финляндии. В соответствии с вердиктом Третейской группы ВТО "Газпром" в качестве альтернативного поставщика должен получить право стать альтернативным поставщиком для всего комплекта новых и старых европейских газопроводов. Соответственно, объем забронированной PGNiG транзитной мощности Baltic Pipe должен быть уменьшен на 3,1 миллиарда кубометров, чтобы "вписаться" в те самые 50 процентов, предписанных регламентом № 715. Следовательно, уже высчитанный дефицит в 6,5 миллиарда кубометров для Польши вырастет до 9,6 миллиарда.

Политическая педагогика

Я уже слышу возможные возражения: если Еврокомиссия не выполняла решение Третейской группы ВТО за минувшие полтора года, то откуда взяться уверенности, что это произойдет до 2022 года? Напомню, что с 1 декабря 2019 года состав Еврокомиссии полностью изменен: новым председателем ЕК стала представительница Германии Урсула фон дер Ляйен, новым комиссаром по энергетике – представительница Эстонии Кадри Симсон. И это совершенно меняет расстановку акцентов в деятельности ЕК вообще и в отношении проекта Baltic Pipe в частности.

Фон дер Ляйен – мать шестерых детей, она знает толк в педагогике и понимает, насколько полезно наказание ребенка, нарушающего дисциплину. Польша вела себя очень плохо по отношению к проекту "Северный поток – 2", в который немецкие компании Wintershall Dea и Uniper вложили по миллиарду долларов. Что касается Кадри Симсон, то Эстония не просто не заинтересована в реализации проекта Baltic Pipe – она заинтересована в том, чтобы эта реализация вообще не состоялась. Почему?

С 1 января 2020 года начнется эксплуатация эстонско-финского МГП Baltic Interconnector и одновременно начнет работу новый европейский региональный газовый рынок в составе Эстонии, Финляндии и Латвии. "Жемчужина" этого нового регионального газового рынка – единственное в регионе подземное хранилище газа "Инчукалнс" на территории Латвии, оператором которого является латвийская компания Conexus Baltic Grid.

Подготовка к началу работы в режиме "на троих" ведется всесторонняя: 30 декабря "Газпром" проведет аукцион по продаже 34 процентов своих акций компании Conexus Baltic Grid, летом этого года Conexus Baltic Grid инвестировала в модернизацию "Инчукалнса" 23 миллиона евро, нарастив мощности закачки и откачки сразу на 33 процента.

Разумно – с 1 января 2020 года у этого ПХГ появится новый клиент в лице газотранспортной компании Финляндии Gasum, при этом важно помнить, что объем потребления газа в Финляндии почти в два раза выше, чем в Эстонии и в Латвии вместе взятых. Объем потребления природного газа в 2018 году составил в Эстонии 0,4 миллиарда кубометров, в Латвии 1,3 миллиарда, а в Финляндии 2,62 миллиарда.

Новый региональный газовый рынок для Латвии – это дополнительные объемы хранения, а для Эстонии – дополнительные объемы транзита. А еще этот рынок дает возможность Эстонии и Латвии заняться "педагогикой"в отношении Литвы, которая в 2014 году нагло разрушила тройственный энергетический договор, подписанный государствами Прибалтики в 2009-м. В соответствии с ним Эстония должна была получить и получила энергетическое соединение с Финляндией (действуют два кабеля, проложенные через Финский залив), Литва по этому же договору получила энергетические соединения с Польшей и Швецией, в Латвии должен был быть построен регазификационный терминал – на морском берегу, неподалеку от "Инчукалнса".

Получив по общему плану свои соединения энергосистемы, в 2014 году Литва в одностороннем порядке привела в порт Клайпеды регазификационное судно Independence, тем самым развалив общий прибалтийский план по достижению энергетической независимости от России. Именно по этой причине Литва оказалась за пределами нового регионального газового рынка – теперь для того, чтобы войти в его состав, Литве придется придумывать массу уступок в пользу Латвии и Эстонии.

Реализация Baltic Pipe для Латвии и для Эстонии будет означать проигрыш Литве в этом споре, и именно поэтому есть уверенность в том, что еврокомиссар по энергетике Кадри Симсон с огромным уважением отнесется и к решению Третейской группы ВТО, и к тому, чтобы компании – операторы Baltic Pipe, Elering и Gas-System самым тщательным образом согласовали проект пересечения трассы этого газопровода с трассами МГП "Северный поток" и "Северный поток – 2". Дело ведь серьезное, технические неполадки подводного "перекрестка" представляют собой фактор риска для всего Балтийского моря, не так ли?

Напомним, что компания – оператор "Северного потока" – швейцарский концерн Nord Stream AG, акционерами которого являются "Газпром", немецкие компании Wintershall Dea и Uniper, голландская компания Gasuine и французская Engie. Та самая Engie, которую польский антимонопольный комитет UOKiK только что оштрафовал на 44,7 миллиона долларов "за отсутствие содействия по делу проекта строительства "Северного потока – 2".

И этот факт – еще одно убедительное доказательство того, что техническая проблема обустройства подводного пересечения двух газовых магистралей чрезвычайно сложна, ее решение займет далеко не один год. Ведь никогда в истории мировой газовой отрасли такую проблему еще никто не решал, к делу надо подойти со всей ответственностью, тщательно взвешивая все варианты, чтобы выбрать лучший. Кто-то в этой обстановке удивляется тому, что на недавнем совещании НАТО президент Польши Анджей Дуда заявил, что Россия не является врагом этого блока? Я вот не удивляюсь: главное ведь – сделать первый шаг, дальше будет проще.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

19825
Теги:
терминал СПГ, Литва, Польша
По теме
В Кремле сочли газовый спор России и Украины неурегулированным
Зеленский заявил о "разблокировании" вопроса о транзите российского газа
Литва получила первый в декабре крупный груз СПГ из Норвегии
Посидите без транзита. "Транснефть" везет дизельное топливо в обход Балтии
Загрузка...

Орбита Sputnik