Руководитель ассоциации военной истории Забытые солдаты Виктор Орлов

Литовский поисковик: если буду искать погибших красноармейцев, меня посадят

2465
(обновлено 11:14 29.01.2020)
Поисковикам из ассоциации военной истории "Забытые солдаты" запретили находить и перезахоранивать останки бойцов Красной армии. Об этом в эксклюзивном интервью в Вильнюсе корреспонденту Sputnik Литва рассказал руководитель организации Виктор Орлов

"Мы перешли на бумажную работу, хотя меня очень критикуют за это коллеги, которые требуют выхода в поле. Но они не представляют ситуации: я, как руководитель организации, каждый раз при нахождении останков подвергался возбуждению уголовного дела, каждый раз проходил как обвиняемый по факту возможного убийства. А теперь законы ужесточили еще сильнее – мы даже раскопками не имеем права заниматься", – рассказал корреспонденту Sputnik Литва Виктор Орлов.

Копать не разрешают

Раскопками и поиском безымянных могил погибших красноармейцев Виктор Орлов с единомышленниками занимается почти 15 лет. Поначалу блуждание по лесам с металлоискателем было увлечением. Но после того как Виктор впервые обнаружил останки красноармейца, розыск останков бойцов и предание их земле со всеми полагающимися почестями стали основной целью в жизни. И в первые годы власти Литвы всячески поддерживали Виктора Орлова в этом стремлении.

"У нас были заключены договоры с различными государственными организациями, с криминалистической лабораторией – нам удавалось устанавливать места захоронений, проводить экспертизу останков. Так, к примеру, мы смогли найти Амельфина Александра Ивановича 1920 года рождения, красноармейца. Позже он был захоронен у нас на Антакальнисском кладбище в Вильнюсе. Но, к сожалению, через некоторое время отношение к нашей деятельности и вообще ко всему, что касается периода освобождения территории Прибалтики советскими войсками, приобрело несколько иной оттенок", – рассказывает Виктор Орлов.

В качестве примера он приводит историю перезахоронения четырех воинов Русской императорской армии, погибших в 1915 году, и семерых красноармейцев, погибших в июле 1944 года, шестерых из которых удалось идентифицировать. Бойцов Красной армии, к слову, нашли благодаря сообщению лесника, который знал о захоронении в лесу, а когда там начали прокладывать дорогу, обратился в ассоциацию "Забытые солдаты", опасаясь, что останки бойцов просто сравняют с землей.

"Красноармейцы в 2007 году были с воинскими почестями перезахоронены на Антакальнисском кладбище. При этом присутствовала рота почетного караула Литовской армии, эти солдаты несли саркофаги с останками бойцов. А через несколько лет меня обвинили в том, что я чуть ли не под покровом ночи похоронил там солдат, а гранитные камни, на которых были указаны фамилии и годы гибели, установил незаконно. Да еще привязались к звезде на камне, обвинив меня в пропаганде советской символики. И это притом, что серпа с молотом там не было, как и других намеков на что-то коммунистическое", – вспоминает Орлов.

Эта история стоила поисковику немало нервов и едва не привела к существенным финансовым потерям – суд первой инстанции обязал его заплатить штраф почти в 1500 евро, а сами памятники снести. Но Виктору Орлову удалось выйти из ситуации победителем.

"Департамент по культурному наследию Литвы апеллировал законами, которые были приняты уже после перезахоронения и установки памятников. Да и как можно было меня наказывать, если на оба перезахоронения были даны разрешения самоуправления, а помимо почетного караула Литовской армии присутствовали послы России, Казахстана и Украины?! Все было сделано по закону, поэтому суд я выиграл", – говорит поисковик.

Виктор Орлов рад победе в одном конкретном деле, но говорит о поражении в целом. Ассоциация военной истории "Забытые солдаты" фактически перестала заниматься основной деятельностью – поиском и перезахоронением останков бойцов Красной армии.

"Нас не запретили, но по новому закону, чтобы провести раскопки, мы должны дать основание для таких работ, заключить договоры, пригласить археолога и оплатить его услуги, а это несколько тысяч евро за квадратный метр. И теперь даже если найдены останки человека, скажем, черными копателями, мы не можем приехать и узаконить находку. Либо если у нас есть информация о том, что в конкретном месте лежит боец, эксгумировать его останки мы тоже не имеем права", – разводит руками Орлов.

Поисковик рассказывает, что раньше, когда он предоставлял останки бойцов на экспертизу, всякий раз возбуждались уголовные дела по факту убийства и он проходил по ним главным обвиняемым. Потом дела, естественно, закрывались. Но была хотя бы такая возможность предавать земле бойцов Красной армии. А сейчас эксперты больше не сотрудничают с ассоциацией.

"У меня до сих пор лежит боец, найденный в Расейняйском лесу черными копателями, которые через нас всегда пытались легализовать останки. Он не идентифицирован. Я знаю, что погиб он в 1941 году, но у меня не было никаких личных вещей, по которым мы могли бы его опознать. И похоронить его как неизвестного я тоже не могу – власти не разрешают", – рассказывает Орлов о своем последнем солдате.

И напоминает, что за годы работы в "Забытых солдатах" ему удалось найти и перезахоронить около 130 красноармейцев, примерно столько же было найдено и немцев, чьи останки переданы Германии.

Из полей в архивы

Все, что сегодня может делать ассоциация "Забытые солдаты", – это собирать информацию, систематизировать архивные данные, чтобы оперативно отвечать на запросы всех интересующихся судьбами своих предков. А еще приводить в порядок могилы красноармейцев.

На территории Литвы порядка 300 воинских захоронений. Они приходят в упадок и в любой момент их могут начать сносить под тем предлогом, что памятники представляют угрозу для населения.

"Мне недавно прислали фотографию деревянного комплекса, в котором у солдата отвалилась голова. А если бы она упала на человека, который сделал это фото? Но восстанавливать эти монументы нам тоже не разрешают, только поддерживать. Пока между Литвой и Россией нет межправительственного соглашения по уходу за воинскими захоронениями, которые регламентируют все вопросы о памятниках, мы можем только подкрашивать буквы, подклеивать отвалившиеся плиты, подваривать калитки, укреплять фундаменты. А еще чистить, мыть, убирать, чтобы никто не сказал, что могилы заброшены, и на этом основании сравнял их с землей", – говорит поисковик.

Виктор Орлов рассказывает о получении разрешения в 2017 году на реновацию воинского захоронения в городе Обяляй Рокишкского района. Центральная скульптура бойца выглядела плачевно – руки растрескались, части памятника отвалились.

"Мы получили все разрешения на реконструкцию этого мемориала, заказали в Житомире точную копию памятника из гранита, привезли ее в Литву. Изготовили таблички с именами красноармейцев, тоже из гранита взамен бетонных. Осталось все это установить, но в декабре 2017 года Департамент культурного наследия отнял у нас все лицензии и разрешения на установку этого памятника. Мотивация – будут приниматься новые правила, по которым можно проводить ремонтно-восстановительные работы. И до сих пор нет ни новых правил, ни разрешения, а памятник и таблички хранятся на складе", – возмущается поисковик.

И напоминает, что Россия давно обещала ответить на эти решения и действия властей Литвы зеркальными мерами, и ответила – перестала выдавать визы участникам литовского мемориального проекта "Миссия Сибирь", в рамках которого молодежные отряды едут восстанавливать захоронения репрессированных литовцев.

"И вот вместо того, чтобы после этого сесть за стол переговоров, власти Литвы только усугубляют ситуацию. Мы – яркий пример", – резюмирует Виктор Орлов.

2465
Теги:
СССР, солдаты, солдат, Красная армия, Вторая мировая война, Литва, "Забытые солдаты" (Užmiršti kareiviai), Виктор Орлов
Загрузка...

Орбита Sputnik