Учения войск РХБ защиты в Волгоградской области

Неуловимый враг. Что припасено против коронавируса у российских военных

830
(обновлено 12:44 29.03.2020)
Российские методы борьбы с COVID-19 предельно конкретны и высокотехнологичны, хорошо организованы и подкреплены опытом многолетней боевой подготовки специальных войск – радиационной, химической и биологической защиты (РХБЗ)

В регионах России разворачиваются полевые госпитали и войсковые группировки, проводятся специальные учения, которые могут трансформироваться в нечто большее – по обстановке.

Коронавирус парализовал деятельность западных армий (это вывод американского издания Foreign Policy), перечеркнул планы маневров, включая американские Defender Europe 2020. Однако российская армия сохраняет высокую боеспособность и находится на переднем крае борьбы с COVID-19.

В Минобороны РФ 25 марта началась внезапная проверка готовности воинских частей к ликвидации угрозы массового заражения и распространения вирусных инфекций. На семи полигонах Западного и Центрального военных округов (ЗВО и ЦВО) проводятся специальные учения. Задействованы подразделения войск РХБЗ, Воздушно-космических сил, Ракетных войск стратегического назначения (РВСН), инженерных войск и организаций медицинского обеспечения центрального подчинения.

В ходе учений практически отрабатывается весь комплекс карантинных и лечебных мероприятий, а также дезинфекция объектов и местности в назначенных районах. Карантинный режим обеспечивают военная полиция и расчеты беспилотной авиации. Развернуты диагностические модули, полевые госпитали, пункты эпидемразведки и районы спецобработки. Инженерные войска выполняют фортификационные работы. Медицинские отряды специального назначения решают лечебно-эвакуационные задачи. Подразделения медицинского обеспечения проводят санитарно-противоэпидемические мероприятия на объектах и в пунктах постоянной дислокации воинских частей. Организовано проживание и питание в полевых условиях. 

Маневры своевременные, ведь на территории РФ к 29 марта выявлено более тысячи инфицированных коронавирусом. Проведено свыше 220 тысяч исследований, под медицинским наблюдением с подозрением на COVID-19 остаются около 145 тысяч российских граждан. И все же пока специальные мероприятия локализованы на полигонах Вооруженных сил РФ, без привлечения органов власти и служб субъектов федерации, территориальных органов других министерств и ведомств.

Боевые задачи

Созданные в четырех регионах на территории Западного военного округа (ЗВО) специализированные группировки войск совершили марши на военные полигоны в Ленинградской, Нижегородской, Воронежской и Курской областях. Привлечены около тысячи военнослужащих и свыше 200 единиц боевой и специальной техники.

В составе каждой группировки имеются инженерно-технические передвижные комплексы химической (биологической) защиты, тепловые машины специальной обработки техники (ТМС-65У), комплексы полевых лабораторий (КЛП-10), авторазливочные станции (АРС-14КМ) и другая техника. 

С помощью машин химической разведки в регионах взяты пробы воздуха, воды и грунта, которые обработали комплексы полевых лабораторий (КЛП-10). В случае обнаружения вируса границы его распространения нанесут на электронную карту. А в Санкт-Петербурге региональный центр управления штаба ЗВО круглосуточно собирает сведения и анализирует условия эпидемиологической обстановки в зоне действия войск.

Аналогичные мероприятия проводятся на Урале и в Сибири. Поднятый по тревоге медицинский отряд специального назначения (МОСН) из Екатеринбурга совершил марш на один из полигонов Свердловской области, где военные медики развернули полевой госпиталь из модулей-контейнеров, оснащенных современным оборудованием (палатки уходят в прошлое).

Маневры направлены на проверку готовности медиков, спецтехники и оборудования к выполнению задач по локализации чрезвычайной ситуации. Полевой госпиталь оборудован своей реанимационной, модулем интенсивной терапии, мобильным комплексом врачебной помощи. Все объекты оснащены системой автономного энергоснабжения, жизнеобеспечения, аппаратурой кондиционирования и очистки воздуха, водоснабжения, отопления и вентиляции – это особенно важно при лечении инфекционных заболеваний. Заметим, случаев заболевания COVID-19 в Вооруженных силах РФ не зафиксировано. Фактически мы наблюдаем заботу о гражданском населении.

На полигонах в Кемеровской и Новосибирской областях создана группировка военных медиков, инженеров и химиков ЦВО. Военнослужащие отрабатывают задачи локализации чрезвычайной ситуации, связанной с угрозами заражения и распространения инфекции. Организованы система материально-технического и инженерного обеспечения, пешие и мобильные патрули по охране периметра условного района заражения, работа оборудованных фильтрационных пунктов. В составе группировки – более 500 военнослужащих и свыше 60 единиц специальной техники из состава 41-й общевойсковой армии ЦВО, дислоцированной в Алтайском крае, Кемеровской и Новосибирской областях.

Силы, средства, перспективы

На полигонах действует современная специальная техника. Так, подразделения РХБ защиты РВСН в Свердловской области применили новые унифицированные тепловые машины (УТМ-80) для полной спецобработки 80 единиц крупногабаритных объектов, в том числе пусковых установок ракетного комплекса "Ярс".

Сторонним наблюдателям могут показаться несовременными или несовершенными общевойсковые защитные комплекты (ОЗК), и все же они очень надежные, многоразовые, защищают и от радиоактивной пыли, и от биологической опасности. 

В ходе специальных мероприятий проверяются транспортные возможности Минобороны РФ по перевозке воздушным и железнодорожным транспортом необходимых сил и средств в удаленные районы для помощи больным и по выполнению комплекса карантинных и лечебных мероприятий. Около десяти военно-транспортных самолетов Ил-76 перелетели из Тверской, Псковской, Оренбургской и Ульяновской областей на оперативный аэродром под Саратовом. Экипажи занимаются переброской войск РХБЗ и техники на большие расстояния. Проверка завершится 28 марта.

Кроме специальных учений войск РХБЗ, которые на фоне коронавируса становятся масштабнее и сложнее, Минобороны РФ планирует до середины мая завершить строительство 16 модульных инфекционных центров в различных регионах страны (для этого из резервного фонда российского правительства выделено почти девять миллиардов рублей). Разумеется, для войск эти медицинские центры избыточны, они создаются на перспективу и для безопасности гражданского населения страны.

К основным задачам войск РХБЗ относятся выявление и оценка биологической обстановки на театрах военных действий. Основу войск составляют многофункциональные отдельные бригады, способные выполнить весь комплекс защитных мероприятий. Однако Россия объявила более масштабную войну пандемии коронавируса, готова помогать ближайшим соседям и ранее отправила в Италию для борьбы с COVID-19 одну из 15 военных лабораторий, 20 машин для дезинфекции из 2065 единиц и 66 специалистов из 20 тысяч военнослужащих войск РХБЗ. Ведь общее пространство жизни и безопасности национальными границами не делится, театрами военных действий не приумножается. 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Коронавирус в странах Европы
© Sputnik /
Коронавирус в странах Европы
830
Теги:
коронавирус, Россия
Тема:
Вспышка нового коронавируса в разных странах (1200)
Нефтяная вышка. Архивное фото

Россия готовится заработать на нефти и газе гораздо больше

10
(обновлено 18:54 25.05.2020)
Необходимость развивать собственную переработку нефти и газа в нефтехимические товары (полимеры и другие продукты) — в последнее время очень популярная в широких кругах идея

Строго говоря, так было и раньше, но сейчас все больше обстоятельств говорит в пользу этого подхода. Известные сложности на классических энергетических рынках нефти и газа и угроза перехода к так называемой зеленой энергетике в перспективе ближайших десятилетий могут снизить спрос на традиционные энергоносители. Кроме того, продукты глубокой переработки приносят намного большую добавленную стоимость. И действительно, спорить с этим сложно, пишет в материале РИА Новости Александр Собко.

По различным прогнозам, спрос на полимеры и другие продукты нефтехимии будет расти быстрее мирового ВВП. Правда, недавно начали появляться более осторожные прогнозы, что связано в том числе с аспектами "мусорной" тематики и вторичной переработки. Но в целом позитивный взгляд на сектор сохраняется. Казалось бы, отличное решение. В чем же сложности?

Во-первых, нужно понимать, что объемы производств нефтегазохимии в любом случае несопоставимы с объемами классического энергетического сектора. Для сравнения: Россия добывает (по 2019 году) 560 миллионов тонн нефти и еще примерно столько же — если переводить на массу — природного газа. При этом в нефтепереработку вовлечено чуть больше десяти миллионов тонн, то есть всего один процент от добытого объема нефти и газа. И даже при позитивном развитии событий эта цифра в ближайшие годы всего лишь удвоится. А весь (!) мировой спрос на полимеры — это 250 миллионов тонн, то есть половина от российской добычи нефти или, соответственно, менее пяти процентов от общемировой добычи. Даже при удвоении спроса на продукты нефтехимии сектор в любом случае будет составлять только небольшую долю от глобальной добычи топлива. Хотя в контексте приростов спроса именно нефтехимия обеспечит в долгосрочной перспективе основной прирост спроса на нефть.

Второе — и главное. Нужно понимать: ровно так же думают и страны, и глобальные компании по всему миру. Они тоже видят перспективы переработки и стараются уйти исключительно из сырьевого сектора. А потому конкуренция будет жесткой, не говоря о том, что уже сейчас (даже безотносительно коронавируса) в мире наблюдается избыток производственных мощностей по многим полимерам.

Соответственно, для каждого нового проекта в нашей стране необходимо трезво оценивать его конкурентоспособность на мировом рынке. Говоря о себестоимости продуктов нефтехимии, в первом приближении можно выделить три компонента: стоимость сырья, стоимость строительства самих нефтехимических производств и стоимость транспортировки.

В качестве сырья для нефтехимии используются этан, углеводородные газы (пропан, бутан и более тяжелые углеводороды) и нафта. Развитие сектора сланцевых нефти и газа в США сопровождалось резким ростом добычи именно этих углеводородов. Причем они (этан, пропан, бутан) одновременно являются побочными продуктами и при добыче сланцевой нефти (попутный газ), и при добыче природного газа (тяжелые фракции). Нафта — это легкие фракции нефти, а, как известно, сланцевая нефть очень легкая. Все эти факторы обусловили снижение стоимости сырья для нефтехимии по всему миру.

Особенно этот эффект заметен по ценам на этан в США, которые одно время были незначительно выше цен на обычный природный газ (а котировки эти, как правило, очень низкие, немногим выше внутренних цен в России). Пропан и бутан стоили, конечно, всегда подороже. Сейчас же, с падением цен на нефть, дешевеет и нафта — третий источник сырья для нефтехимии.

Второй компонент себестоимости — капитальные затраты на строительство самого нефтехимического производства, то есть пиролиз сырья и последующая полимеризация (если мы говорим о рынке полимеров). И здесь ситуация чем-то похожа на ситуацию при производстве СПГ. Мы остаемся в зависимости от иностранных технологий, лицензиаров и катализаторов. Конечно, возможно участие российских подрядчиков, использование части отечественного оборудования, но лишь местами. Иностранное же оборудование — это дополнительные валютные риски (которые частично могут быть нивелированы продажей продукции за рубеж), дополнительные налоги, транзакционные издержки, отсутствие мультипликативного эффекта для российской экономики. Кроме того, в таких очень капиталоемких проектах высоко влияние стоимости займов на конечную себестоимость. Иностранные конкуренты имеют доступ к более дешевым кредитам.

Наконец, в-третьих, транспортный фактор. Он касается как доставки сырья на место производства, так и вывоза продукции, если мы говорим об экспорте. Поэтому в мире часто заводы располагаются в прибрежных районах. У нас — в связи с известным отдалением центров нефтегазодобычи от побережья — транспортный фактор также будет негативно влиять на себестоимость.

Вышеописанные сложности хорошо иллюстрирует и тот факт, что в последнее время из крупных производств построен только "Запсибнефтехим" компании "Сибур". Проект, правда, очень масштабный. Пусконаладочные работы начались еще в прошлом году, а сейчас производство выходит на проектную мощность. Результат очевиден: выпуск полиэтилена в России в первом квартале вырос на 59 процентов по сравнению с прошлым годом, полипропилена — на 37 процентов.

А Россия становится уверенным нетто-экспортером полимерной продукции (за счет широкой номенклатуры товаров отдельные группы могут импортироваться, но экспорт больше). Что дальше?

В настоящее время строится новая очередь пиролиза (на 600 тысяч тонн этилена) на возведенном во времена СССР "Нижнекамскнефтехиме". В планах — другая такая же очередь. Еще один нефтехимический проект — завод Иркутской нефтяной компании (на 650 тысяч тонн полиэтилена различных марок), которая хочет таким образом монетизировать свое углеводородное сырье.

Но основной интерес сейчас прикован к двум проектам газохимических комплексов (ГХК), прямо или косвенно связанных с "Газпромом".

В первую очередь это "Амурский ГХК". Проект будет реализовывать "Сибур", а в качестве сырья используют более ценные, тяжелые компоненты газа из трубопровода "Сила Сибири". Они будут выделяться после скорого запуска газоперерабатывающего завода.
Ситуация здесь иллюстрирует высказанные выше соображения о том, что конкурентоспособность для новых российских предприятий нефтехимии — вопрос тщательного расчета. Казалось бы, решена и транспортная проблема (подведенная труба с неразделенным газом), и две компании уже смогут договориться по цене на сырье (ведь "Газпрому" продавать добытое все равно кому-то придется).

И тем не менее принятие инвестрешения по строительству завода (сырье — этан), по сути, привязано к ожидаемому решению правительства предоставить дополнительную льготу (так называемый обратный акциз), то есть прямые субсидии, которые должны окупиться в будущем за счет налогов. Более того, обсуждается возможная расширенная конфигурация производства с использованием сжиженных углеводородных газов (СУГ, это пропан-бутан), но также в том случае, если будет утвержден обратный акциз и на эти компоненты. Иначе — невыгодно, несмотря на то что для "Сибура" это крайне желательный новый проект, ведь компания заинтересована в своем развитии и расширении производств.

Второй сюжет — "Балтийский ГХК", совместный проект "Газпрома" и "Русгаздобычи". Напомним, что это достаточно уникальная история. Также "жирный" газ (то есть содержащий тяжелые компоненты) будет доставляться по выделенной трубе с месторождений Западной Сибири на Балтику, метан (основной компонент газа) будет уходить на производство СПГ, а упомянутые тяжелые углеводороды пойдут на нефтехимию. Проект, как и все новые производства (а также старые с программой модернизации свыше 65 миллиардов), может рассчитывать на обратные акцизы по этану и СУГ, если они будут окончательно утверждены.

Подытожим. Строить свои нефтехимические производства нужно, это даже не обсуждается. В то же время это решение — совсем не панацея. Сектор всегда будет составлять лишь небольшую часть от общих объемов добычи нефти и газа. А сильная конкуренция, падение цен на сырье в мире, отсутствие собственного производства всего спектра оборудования и транспортные факторы приводят к тому, что рынок этот уж точно не является источником сверхприбыли. Более того, во многих случаях нужна прямая господдержка. Поэтому (как, кстати, и в нефтегазовом экспорте) необходимо тщательно следить за себестоимостью и конкурентоспособностью своей продукции, чтобы получать на выходе устойчивую прибыль.
10
Теги:
нефть, Россия
Нефтяной станок-качалка

Нефтяной рынок в ритме танго: ошибки дорого обходятся Саудовской Аравии

274
(обновлено 10:26 25.05.2020)
В 1998 году в России вышел первый альбом проекта "Песни нашего века", в котором была прекрасная песня "Весеннее танго". Ее припев наверняка известен многим: "Приходит время – люди головы теряют / И это время называется весна"

Весна, люди головы теряют

Припомнили? Какое отношение эта песня имеет к энергетической отрасли? Мне тоже казалось, что связь минимальна – только по ее автору, доктору физико-математических наук Валерию Александровичу Миляеву, одному из ведущих специалистов по неравновесным токам в германии при низких температурах. Но пришла весна 2020 года, и стало очевидно, что Валерий Миляев "Весеннее танго" писал о… нефтяниках Саудовской Аравии.

Вот март: "11 марта руководство компании Saudi Aramco сообщило о директиве Министерства энергетики Саудовской Аравии, предписывающей увеличить производственные мощности компании с 12 до 13 миллиона баррелей нефти в сутки". "12 марта предложения от Saudi Aramco по нефти сорта Arab Light, превышающие стандартные объемы на 200 процентов и по ценам ниже цен нефти сорта Urals почти на 20 процентов, получили компании Shell, BP, Total, Repsol и Cepsa"."29 марта Saudi Aramco подтвердила планы нарастить добычу нефти с 1 апреля, когда истекает срок соглашения ОПЕК+, до 12,3 миллиона баррелей в сутки".

А вот май: "11 мая Министерство энергетики Саудовской Аравии поручило Saudi Aramco сократить добычу нефти в июне на один миллион баррелей в сутки в дополнение к сокращению, которое королевство обязалось осуществить в рамках последнего соглашения ОПЕК+ от 12 апреля 2020 года. Таким образом, размер сокращения добычи, которого будет придерживаться Саудовская Аравия, по сравнению с объемом добычи в апреле, составит около 4,8 миллиона баррелей в сутки. Добыча нефти королевством в июне после целевого и добровольного сокращения составит 7,492 миллиона баррелей в сутки".

Ну, не могут серьезные политики, руководители крупнейшей в мире нефтяной компании выкидывать такие коленца по доброй воле! Наверняка после майского заявления саудовские представители нефтяной отрасли расходились с совещания, вполголоса напевая припев из "Весеннего танго". Интересно, как он звучит на арабском языке?..

Март – снеговые горы тают вместе с ценой барреля

Теперь о том же, но серьезнее. Напомним, что в феврале 2020 года, с развитием в Китае эпидемии коронавируса, который еще даже не получил названия, на мировых сырьевых биржах котировки нефти интенсивно пошли вниз – с 70-72 долларов за баррель нефти Brent в январе до 49 долларов за баррель в конце февраля. Как показала статистика, опубликованная позже, в феврале спад в промышленности Китая составил 13 процентов, при этом миллионы людей находились под действием жестких карантинных мер, в связи с чем "на якорь" встали миллионы легковых автомобилей.

Уже в феврале Саудовская Аравия стала настаивать на проведении внеочередной встречи министров стран – участниц ОПЕК+ с целью принятия экстренных мер. Встреча состоялась 5 марта в Вене. Сейчас это кажется почти фантастикой, но министры действительно встретились, а не общались друг с другом, сидя в своих кабинетах перед экранами мониторов, – такие удивительные были времена.

Предложение со стороны Королевства Саудовская Аравия (КСА) носило ультимативный характер: с 1 апреля дополнительно совокупно снизить объем добычи на 1,5 миллиона баррелей в сутки, из которых один миллион баррелей возьмут на себя страны – члены ОПЕК, а страны, в него не входящие, но участвующие в соглашении ОПЕК+, – 500 тысяч баррелей в сутки. Предложение России было куда более осторожным: сохранить с 1 апреля сокращение в объеме 1,7 миллиона баррелей в сутки, как это было предусмотрено декабрьскими договоренностями, взять дополнительную паузу, чтобы точнее оценить воздействие эпидемии на рынок нефти, и только после этого принимать новые меры.

Два предложения столкнулись, выбив сноп искр, – представители КСА отказывались от такого поэтапного подхода и требовали снижать добычу без промедления. В результате Александр Новак, министр энергетики России, покинул Вену, отказавшись соглашаться с ультиматумом Саудовской Аравии. Мировые биржи отреагировали мгновенно, баррель уже на первых торгах потерял в цене вдвое. Одновременно в российских СМИ раздался хор голосов, крайне недовольных поведением России на венском совещании и предрекавших неизбежное сокрушительное поражение в начавшейся "ценовой войне".

Руководители российского энергетического сектора тем не менее оставались спокойны и никаких резких мер не предпринимали. Удивительно, но никто из комментаторов не обратил внимания на то, что именно 11 марта, когда Saudi Aramco официально объявила о предстоящем с 1 апреля наращивании объемов добычи, было опубликовано еще одно, не менее официальное заявление.

Именно 11 марта ВОЗ, Всемирная организация здравоохранения, объявила коронавирусную инфекцию пандемией, и с этого момента государства по всей планете одно за другим начали противоэпидемические мероприятия. Произошло именно то, в чем Россия безуспешно пыталась убедить участников совещания в Вене, – COVID-19 принялся разрушать мировой рынок нефти.

Руководство КСА отказывалось воспринимать действительность – они рвались в бой, стремясь захватить традиционные рынки российских нефтяных компаний. Наблюдать за этим можно было только с восхищением от демонстрируемых безумия и отваги: государство, бюджет которого на 85 процентов зависит от нефтяного сектора, государство, бюджет-2020 которого был "сведен" исходя из базовой цены барреля в 80 долларов, в лихой атаке рушило цены по всему миру. А мир остался равнодушен – COVID-19 оказался в разы важнее, чем любые предложения Saudi Aramco по дополнительным объемам и скидкам.

Танкеры, залитые "под горлышко" саудовской нефтью, замирали в неподвижности у приемных терминалов – спрос на нее упал почти на 30 процентов. Рост наблюдался только в одном секторе – фрахт нефтеналивных танкеров становился дороже с каждым днем, поскольку компании-судовладельцы прекрасно понимали, что их корабли из средства доставки товара превращаются в плавучие емкости для хранения.

КСА не публиковало данные по степени заполненности резервуаров для хранения нефти, но вряд ли будет ошибкой считать, что этот показатель оказался максимально приближенным к 100 процентам. Конечно, Saudi Aramco посетила большая коммерческая удача – не кто-нибудь, а сама Белоруссия приобрела у нее партию Arab Light, но эти 80 тысяч баррелей существенно помогли только "Литовским железным дорогам", которые обеспечили доставку нефти от причалов Клайпеды до белорусских заводов.

Разгулялись – веселились. Подсчитали – прослезились

Следующим действием "нефтяной трагедии 2020 года" стали экстренные совещания министров ОПЕК+, прошедшие уже в удаленном режиме, 10 и 12 апреля. Именно к этому моменту, когда окончательно, в цифрах, стало понятно, каким оказалось влияние COVID-19 на нефтяной рынок, настал тот самый момент, о котором в марте говорил Александр Новак. Сработал именно российский алгоритм: сначала оценить влияние пандемии, а уже потом принимать необходимые решения, но об этом почти никто в СМИ даже не пытался говорить– интереснее было нарастить вал критики в адрес руководства страны.

Новый мотив был не менее абсурден: "Россия в марте отказалась снижать объем добычи на 300 тысяч баррелей в сутки, а теперь вынуждена была согласиться на квоту в 1,9 миллиона баррелей в сутки". Интересные люди, создается впечатление, что они обитают на удаленной от Земли планете, с которой про пандемию вообще ничего не видно. Для обитателей нашей планеты было очевидно: если четыре миллиарда человек находятся под карантинными мерами, остановлены тысячи промышленных предприятий, в разы сократились все виды транспортировки, выигравших среди нефтедобывающих стран не могло быть по определению. Вопрос ставился совершенно иначе: "Что мы можем сделать, чтобы не проиграть вообще все?" Если бы ОПЕК+ в апреле не смогла выработать новое соглашение, обвал рынка был бы лавинообразным, мир увидел бы отрицательные цены уже не на фьючерсы, а на физическую нефть.

Решение, на которое вынуждено было пойти КСА 11 мая, – своеобразное похмелье после апрельского всплеска эмоций. Заполнены наземные хранилища, приходится оплачивать фрахт танкеров, которые никак не удается освободить от их обесценившегося груза невостребованного товара. То, что КСА снизило объем добычи, скорее всего, не скажется на объеме продаж – нефти добыто столько, что емкости придется освобождать как можно быстрее, чтобы не допустить полной остановки добычи.

11 мая 2020 года итоги грубейших ошибок, допущенных в апреле, подвело не только Министерство энергетики, но и Министерство финансов КСА. Глава ведомства Мухаммед аль-Джадаан официально заявил, что с 1 июня в стране будет повышен НДС – в три раза, с пяти до 15 процентов. С этой же даты будет прекращена выплата пособия прожиточного минимума. "Такие меры болезненны, но необходимы для поддержания финансовой и экономической стабильности в среднесрочной и долгосрочной перспективе… и преодоления беспрецедентного коронавирусного кризиса с наименьшим возможным ущербом". Других методов у господина аль-Джадаана не осталось: курс риала жестко привязан к курсу доллара, а золотовалютные резервы Саудовской Аравии только за апрель сократились на 27 миллиардов долларов. Популярность песни Валерия Миляева продолжает расти.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

274
Теги:
Литва, Россия, Саудовская Аравия, нефть
По теме
В Литву прибыл танкер с саудовской нефтью для Белоруссии
"Дружба" дружбой, а нефть – врозь. Почему Минску не добиться правды в Литве
Юшков: для США крайне важны резкое сокращение добычи нефти и рост цен
Молоток судьи, архивное фото

В Литве состоялось несколько раз перенесенное слушание по делу Венцкене

5
(обновлено 19:54 25.05.2020)
Кроме того, суд отказал адвокату подсудимой в просьбе прекратить дело в связи с истечением срока давности обвинения

ВИЛЬНЮС, 25 мая – Sputnik. Паневежский окружной суд в понедельник провел слушание по делу экс-судьи и бывшего депутата Сейма Литвы Неринги Венцкене. Об этом сообщает пресс-служба суда.

Ранее заседание несколько раз переносили из-за карантина в стране. При этом сама Венцкене настаивала на проведении открытых слушаний.

В зале суда находились только участники дела. Зрителей не допустили из-за мер карантина. Представителей СМИ разместили в соседнем зале. Они слушали процесс с помощью специального оборудования.

Слушание началось с просьбы адвоката Венцкене о прекращении дела в связи с истечением срока давности осуждения.

"Рассмотрев заявление, суд его не удовлетворил, указав, что закон предусматривает, что обвинительный приговор не может быть вынесен, если лицо не скрылось от предварительного следствия или суда. Однако обвинения были предъявлены Венцкене еще до того, как она покинула Литву, ей было известно о начатом разбирательстве, поэтому, по мнению суда, она покинула страну именно для того, чтобы избежать уголовной ответственности", – говорится в сообщении суда.

Суд объявил, что принимает гражданские иски, поданные Л.С. (Лаймуте Станкунайте, мама Дейманте Кедите. – Sputnik), ее несовершеннолетней дочерью, полицейским и судебным приставом. Женщине и ее дочери просят присудить 20 и 50 тысяч евро нематериального ущерба, полицейскому – две тысячи евро, приставу – почти 29 тысяч евро.

Кроме того, суд заявил, что обвинительный акт, предъявленный прокурором, "составлен четко и доступно" и "соответствует требуемым форме и содержанию". Ранее адвокат Венцкене уверял, что документ не верен, и просил вернуть его прокурору.

На заседании был допрошен сотрудник полиции, который рассказал, как забирали племянницу Венцкене из дома в Гарляве.

После прокурор зачитал обвинительное заключение. Венцкене обвиняют в неисполнении судебного решения, препятствовании деятельности судебного пристава, незначительном вреде здоровью и сопротивлении государственному служащему.

Бывшая судья не признала своей вины. Она воспользовалась правом давать показания после допроса всех свидетелей.

Следующее заседание назначено на 8 июня.

Дело Венцкене

В Литве дело против Венцкене было заведено после того, как экс-депутат оказала сопротивление полиции, когда правоохранители устроили штурм ее дома и силой забрали ее племянницу Дейманте Кедите, ставшую жертвой педофилов.

Мать девочки подозревали в том, что она могла отдать ребенка в сексуальную эксплуатацию, однако суд потребовал, чтобы ребенка забрали у тети и передали матери. Кроме того, брат Неринги Драсюс Кедис начал борьбу с чиновниками, которые подвергли насилию его дочь, однако погиб при странных обстоятельствах. О дальнейшей судьбе девочки ничего неизвестно.

В 2013 году Неринга вместе с сыном Каролисом бежала в США. Американские власти спустя пять лет арестовали ее по запросу литовского руководства и отправили ее в тюрьму в Чикаго. Позднее ее выслали на родину.

Венцкене отмечала, что за десять лет власти Литвы так и не предоставили реальных доказательств ее вины, а литовские прокуроры с самого начала стремились замять скандал с педофилией.

На своей странице в Facebook бывшая судья поделилась видео, как у нее забирали племянницу.

5
Теги:
Неринга Венцкене, суд, Литва
Тема:
Дело Неринги Венцкене
По теме
Сын Венцкене напомнил о решении Комитета ООН о розыске жертвы педофилов
Депутаты Сейма Литвы попросили раскрыть данные о "влиянии России" на Розову