Донатас Шульцас

Шульцас: в Литве правозащитников преследуют непостижимым уму образом

518
(обновлено 19:22 22.05.2020)
О противоречащих литовскому законодательству решениям судов, деле Дейманте Кедите и русофобии в балтийской республике рассказал Sputnik Литва лидер "Союза наблюдателей за правами человека Литвы" Донатас Шульцас

В Литве много правозащитных организаций. Некоторые из них бутафорские, непосредственно обслуживающие кланы и номенклатуру политических партий, а одна из действительно активных – "Союз наблюдателей за правами человека Литвы" (LŽTSS). Из-за его деятельности, из-за отказа следовать указаниям политических лидеров и властей – не замечать и не публиковать информацию о нарушениях прав человека и свобод, против LŽTSS проводятся провокации, выдвигаются абсурдные и сфабрикованные обвинения, активно действуют полиция и судебные приставы, прокуроры, суды и судьи: председатель Шяуляйского окружного суда Витаутас Курсявичюс со своей группой в отместку за проведенную в августе 2017 года акцию протеста у президентского дворца с требованием к тогдашнему президенту уволить шестерых, возможно, коррумпированных судей, "организовал" банкротство неправительственной организации, выступающей за права и свободы человека.

Лидер LŽTSS Донатас Шульцас по сфабрикованному тем же самым судьей делу 4 октября 2018 года был приговорен к двум годам тюрьмы условно. Он подвергся нападкам за то, что якобы оскорблял судей и государственных служащих в письменных обращениях в суд, а также за заявления генеральному прокурору в отношении расследования серьезных коррупционных преступлений, совершенных судьями.

К сожалению, вскоре после вступления приговора в силу началось ожесточенное давление: Донатаса Шульцаса обвинили в том, что у него якобы нет постоянного места жительства (хотя у него есть регистрация, кроме того, он жил в определенном месте, не скрывался от правоохранительных органов), а в связи с тем, что он якобы нарушал правила пробации, прокуратура в срочном порядке начала составлять документы о заключении Шульцаса за решетку.

В начале ноября 2019 года Шульцас, понимая, что заключение в тюрьму для него равносильно смертной казни, уехал в Россию и уже более полугода проживает в Орловской области. С ним удалось связаться и обсудить различные вопросы: волны политических репрессий в Литве, причины его решения обосноваться в Орловской области, оценку 11 марта 1990 года, отделение от Советского Союза и другие актуальные темы.

– Апелляционный суд Литвы 8 августа 2019 года окончательно и без права на обжалование объявил о банкротстве неправительственной общественной организации "Союз наблюдателей за правами человека Литвы". Хотя политические репрессии –распространенное в Литве явление, запрет правозащитной организации с объявлением ее банкротства – сенсация, возможно, даже абсурд. Насколько известно из видео на YouTube, из различных статей, только за то, что союз не был прикрытием для политических партий или правителей, происходили яростные нападки на его лидеров и членов. Как демократически избранный лидер союза, как вы оцениваете это событие – какая же это демократия, если активная неправительственная общественная организация подвергается жестоким преследованиям и попадает под запрет? Я знаю, что организация не бутафорская, в ней действовала не одна сотня активных членов. Приходилось ли слышать, что союз работает в подполье, не захотев прерывать деятельность?

– Прежде всего уточню, что происходит: ассоциация "Союз наблюдателей за правами человека Литвы" была создана 15 марта 2000 года. Лидером стал Бернардас Гражулис, который не выдержал преследования и давления и из-за своей политической и общественной деятельности был вынужден уехать за границу на постоянное место жительства. Из-за деятельности проникшего в организацию агента спецслужб Тадеуша Яцуковичюса и действий правоохранительных органов другому председателю союза, жителю Клайпеды Йонасу Синкявичюсу пришлось без вины провести в тюрьме девять месяцев. Во время уголовного преследования председателя LŽTSS организация лишилась помещения в Клайпеде, документы, компьютерное оборудование, имущество, бухгалтерские документы членов организации были конфискованы без законного основания и соответствующих процессуальных документов.

В сентябре 2013 года, когда я был утвержден на пост главы LŽTSS, началось не только уму непостижимое преследование меня как личности, но и активное преследование организации. 21 августа 2017 года, во время кампании протеста и голодовки, проводившейся у президентского дворца, LŽTSS выступил в качестве юридического лица кампании. 28 августа 2017 года организация в порядке, установленном законом, предъявила требование привлечь к уголовной ответственности судью Шяуляйского окружного суда Витаутаса Курсявичюса, судей отдела по уголовным делам Зигмаса Каваляускаса, Раймундаса Юргайтиса, Болесловаса Калаиниса и Видмантаса Миле за возможные тяжкие преступления, предусмотренные Уголовным кодексом Литвы, и за отказ исполнять конституционную обязанность – осуществлять правосудие.

5 сентября 2017 года организация предъявила требование привлечь к уголовной ответственности судью отдела по уголовным делам Вильнюсского окружного суда Арунаса Киселюса, судью отдела по уголовным делам Апелляционного суда Литвы Вальдемараса Бувеянаса, а также судью отдела по уголовным делам Верховного суда Литвы Алдону Ракаускене.

В связи со всем этим 25 сентября 2017 года в 5 утра, умышленно, с грубым нарушением всех возможных законов, конституционных положений Литовской Республики и международных правовых актов (как и в случае 17 мая 2012 года, когда 240 полицейских похитили Дейманте Кедите) прибыл взвод вооруженных до зубов полицейских, которые разогнали проходящую в соответствии с законодательством акцию, без предъявления обвинений задержали троих участников, вывезли личное имущество участников, наглядные пособия кампании, флаги, плакаты, документы, палатки.

Позже, очевидно из-замести председателя Шяуляйского окружного суда и его окружения в связи с жалобами LŽTSS, было "организовано" "перекрещение" неправительственной общественной организации (ассоциации) в общественное учреждение (фактически осуществлена фальсификация), и судьей Каунасского районного суда Рутой Палубинскайте, и судьями Апелляционного суда Литвы, действующими якобы "от имени Литовской Республики" было возбуждено дело о банкротстве.

Законы Литовской Республики предусматривают, что ассоциации не осуществляют коммерческую деятельность, поэтому наша организация никогда не вела никакой такой деятельности. Однако все сформулировано так, что якобы LŽTSS стал банкротом. Это первый подобный случай в Литве, и я даже думаю, что в мировой практике, когда суд так нагло и цинично мешает общественной организации защищать права и свободы человека.

Данный случай, когда организация, защищающая права и свободы человека, объявляется банкротом, – результат противоречащих законам действий судьи Каунасского окружного суда Палубинскайте, судей Апелляционного суда Литвы.

На самом деле ситуация такова: происходит расправа с общественной организацией, защищающей права и свободы человека, за то, что она решилась в ходе публичного протеста и голодовки (с 21 августа по 25 сентября 2017 года) требовать от президента немедленного увольнения шести коррумпированных судей, а также требовать личной ответственности судей и прокуроров и введения института присяжных, чтобы устранить коррупцию судей. Совершаются нападки из-за того, что мы осмелились подать иск против государства на 63000 евро за злонамеренные действия судов (судей) против Конституции и законов Литовской Республики. На практике это явное нападение коррумпированных групп на общественную организацию, и это нападение началось со дня основания союза – 15 марта 2000 года.

Первый председатель не по своей воле уехал в Англию из-за преследования, а второй сел за решетку. Помещения и имущество, документы были конфискованы у LŽTSS, преследовались члены союза. Репрессии, провокации, пытки, насилие, аресты проводились интенсивно. Я был избран председателем организации в сентябре 2013 года и сразу же столкнулся с жестким давлением, а с 23 декабря 2014 года я два месяца провел в тюрьме.

Государство, в котором под ложными предлогами подвергаются преследованиям и уничтожаются правозащитные организации, где журналисты, собирающие общественную информацию, отправляются за решетку, обыскиваются, где в отношении правозащитных организаций фабрикуются уголовные дела, их убивают (как мой товарищ Юлюс Ведецкис, убитый несколько лет назад), сажают в тюрьму, лишают собственности, применяют необоснованные временные меры… Такое государство не может называться ни правовым, ни демократическим. А члены LŽTSS не прекратили свою деятельность, они продолжают работать, разъяснять нарушения прав человека и помогать гражданам.

Донатас Шульцас
Донатас Шульцас

– Как вы оцениваете такую ситуацию: в 1991 году Коммунистическая партия Литвы (ЛКП) была запрещена в Литве, а ее лидеры Й. Ермалавичюс и М. Бурокявичюс были похищены за границей, доставлены в Литву и осуждены по политическим делам, и на долгое время отправлены за решетку? И еще одна ситуация: постоянно мешают деятельности "Социалистического народного фронта", его лидеров оговаривают, обыскивают, осуждают, а несколько лет назад были попытки запретить СНФ, и только по решению суда эта организация все еще законно действует.

– Уже один тот факт, что Ермалавичюс и Бурокявичюс официально действовали в соответствии с тогдашними законами, не совершали геноцид и не убивали людей, не грабили, не совершали злонамеренных действий против Литвы, указывает на то, что их нельзя было похищать в другом государстве и преследовать в судебном порядке в Литовской Республике за их политическую деятельность до 21 августа 1991 года. Я думаю, что это очевидная политическая расправа. Такая же очевидная расправа и в отношении Альгирдаса Палецкиса, который более полутора лет провел в тюрьме, запрет СНФ как партии и последующее давление с целью помешать СНФ существовать в качестве ассоциации, а также действия по экстрадиции судьи Неринги Венцкене из США и т. д. являются продолжающимися политическими расправами со стороны сегодняшней власти.

Как я уже говорил, литовское государство не является ни правовым, ни демократическим. Очевидно, что лидеры и правители кланов, которые обосновались в Литве, очень боятся настоящих лидеров, даже тех, кто находится за границей, поэтому их похищают только для того, чтобы посадить в тюрьму. В целом законы "джунглей" часто применяются в Литве, нам далеко до применения законов демократии в общественной жизни. Все организации, которые не нравятся лидерам кланов, подвергаются грубому нападению. И эта тенденция нарастает.

Донатас Шульцас
Донатас Шульцас

–  Как активный правозащитник, вы подвергались и подвергаетесь жестоким преследованиям. Как вы оцениваете тот факт, что несколько лет назад вы провели два месяца в тюрьме по приказу коррумпированных кланов? Какие политические дела были наиболее заметными за последнее десятилетие?

– Я считаю, что влиятельные коррупционеры в Литве 23 декабря 2014 года, посадив меня в тюрьму, продемонстрировали свою гниль. Я туда попал после скандальной истории: всем очевидно, что постановление апелляционной инстанции, судьи Шяуляйского окружного суда Круминене от 23 марта 2011 года указало на то, что постановление главного прокурора Шяуляйской окружной прокуратуры Повилайтиса и решение первой инстанции, судьи Шяуляйского районного суда является незаконным и необоснованным — председатель отдела по уголовным делам Шяуляйского областного суда Ивановене и главный прокурор Шяуляйской областной прокуратуры Повилайтис не могли быть оскорблены содержанием жалобы. В демократическом государстве с верховенством закона чиновник и судья не могли отдать распоряжение расправиться с руководителем общественной организации из-за содержания жалобы (которая была удовлетворена). В том деле меня приговорили вместе с Юлюсом Ведецкисом — я был заключен в тюрьму на 60 дней, а он был оштрафован на 1950 литов. Ведецкис продолжал активно защищать права человека, разоблачать коррупционные преступления чиновников и судей, и в октябре 2016 года был убит.

Сегодня политические преследования, сфабрикованные дела, лишение собственности, различные нарушения прав человека и так далее в Литве достигли беспрецедентных масштабов. В качестве наиболее ярких примеров: экстрадиция Неринги Венцкене, которая боролась за право ее маленькой племянницы Дейманте не быть отданной в руки педофилов. Прокуроры Литвы в запросе выдать Венцкене указали 39 обвинений, однако им удалось заполучить Венцкене только по четырем. Как же смогли "исчезнуть" 35 обвинений? Может, эти 35 были сфабрикованы? А также дело о "шпионаже" в отношении Альгирдаса Палецкиса — полтора года в тюрьме только по показаниям одного свидетеля? Дело Жильвинаса Разминаса, Олега Титоренко и Гедрюса Грабаускаса, дело 13 января, дело Повиласа Масилениса, дело Вячеслава Титова и множество других политических дел.

–  Почему вы обосновались в Орле? Может, есть какие-то связи с этим регионом России, люди, которых вы знаете?

– 20 февраля 1943 года 16-я Литовская дивизия именно из села Алексеевка Орловской области начала поход за освобождение Литвы. Здесь, в селе Алексеевка погибло много солдат литовского происхождения, более 1200 солдат с литовскими корнями похоронены в Алексеевке. 16-я Литовская дивизия прошла путь от Алексеевки до Клайпеды, но столько отдавших свою жизнь солдат литовской крови как в Орловской области, нет больше нигде. Многие солдаты литовского происхождения сложили головы в поселке Куракинский Орловской области, в окрестностях Глазуновки. В Глазуновке похоронен Викторас Яцинявичюс, Герой Советского Союза.

Я выбрал местом политического убежища именно место крещения 16-й дивизии и кровопролития солдат из Литвы – Орловскую область. Это самая сильная связь – пролитая наша (литовская) кровь.

Нынешние литовские власти продались НАТО, тем же немецким и американским оккупантам, забыли своих героев, которые отдали свои молодые жизни за освобождение Литвы и навсегда остались на земле Орловской области. Я хотел бы напомнить: земли Орловской области не чужды литовской нации – исторически это земли бывшего Великого княжества Литовского. Даже изображение Витиса находится в центре фамильного герба графа Куракина, потомка сына Гедиминаса Наримантаса.

Донатас Шульцас
Донатас Шульцас

– Что вы думаете о русофобии в Литве? Кому это выгодно?

– Я думаю, что громче всех кричат "русские нападают" те, кто совершил самые серьезные преступления против Литвы сегодня, которые продали Литву Америке и Германии, Дании и так далее; преступно и без разрешения нации создали военные базы НАТО; уничтожили литовскую национальную валюту и национальные банки из-за своих коррумпированных прихотей; которые ввели правила жизни людей нетрадиционной ориентации; торговлю детьми и людьми; разрушили экономику и сельское хозяйство; выгнали из Литвы за границу самых трудолюбивых граждан и так далее – и это сделали шайки ландсбергисов, грибаускайте и так далее. На самом деле нашим правителям не нужны умные и сознательные граждане. А Россия, будучи противовесом гнилой системе лжи и обмана, подвергается необоснованным нападкам и клевете.

– Как вы оцениваете результаты, достигнутые после 11 марта 1990 года? Тогда было много обещаний, много красивых слов – будет настоящая свобода и демократия, "мы будем жить как Швеция" и так далее. Как получилось, что за тридцать лет полтора миллиона человек бежали на Запад от этой "свободы", а над словами "будем жить как Швеция" сейчас смеются?

– Члены шайки ландсбергисов, которые в 1990 году обманули нас и влезли во власть, "создали" законы против большинства граждан и создали свою армию правителей. Все как в том анекдоте: Бог сотворил человека, дал ему разум, затем лишил человека ума и назначил людей власти, теперь он отдал ум, но не забирает обратно людей власти. И граждане не убежали на Запад, а были изгнаны правителями, чтобы в Литве не осталось активных и сознательных людей. Просто некоторым нужна территория Литвы, но она нужна им без людей. Результаты 11 марта разочаровали, большинство людей остались обманутыми.

– Каково ваше мнение о "коронавирусном кризисе" в Литве? Были ли приняты адекватные меры, в частности в отношении положений в области прав человека?

– Наблюдая за ситуацией в Литве в течение почти семи месяцев и имея возможность анализировать, сравнивать и оценивать многие несвязанные источники информации, я могу сделать вывод, что Литва – одна из немногих стран, где так бесстыдно и навязчиво обостряется проблема COVID-19. По сути, обостряется заболеваемость, которая на самом деле не приравнивается ни к чуме, ни к оспе, COVID-19 является одним из видов гриппа. Приглушая, а иногда преднамеренно искажая факты о реальной ситуации в Литве и мире, государственные СМИ Литвы создают прикрытие для властей, чтобы навсегда уничтожить литовскую экономику и сельское хозяйство, вселяя страх и неуверенность, вызывая панику в обществе.

Власть на людей, как на рабов, надела намордники (и указала, что в них надо ходить даже в парках и деревнях), отобрала возможность получать доход за работу, а также возможность сплачиваться, словом, получать и делиться информацией. О каких правах человека можно говорить, если в настоящее время полиция в основном предназначена для того, чтобы отлавливать и наказывать людей, идущих по пустым улицам без маски, да еще и созданы условия для задержания и заключения в тюрьму лиц, которые чем-то не угодили полицейскому патрулю или военным.

– Какова перспектива, планируете ли вы бороться за отмену скандального решения в отношении союза и лично вас? Будете ли обращаться в международные организации?

– Молчать, отказаться от дальнейшей борьбы было бы предательством всех наших товарищей и людей, которых мы защищаем, разрушением их надежд и ожиданий. Мы не только будем апеллировать, но уже сейчас стараемся использовать все возможные средства и способы для достижения справедливости, для поиска той единственной истины, защитить человека, его достоинство и честь.

Я хотел бы воспользоваться этой возможностью, чтобы обратить ваше внимание на следующий факт: коллегия судей отдела по уголовным делам Паневежского окружного суда, которая подтвердила постановление по сфабрикованному по заказу председателя Шяуляйского окружного суда моего, Донатаса Шульцаса, уголовного дела состоит из Валдаса Мейдаса, Валдаса Цесюнаса и Йоланты Рашчювене, и сегодня они же рассматривают сфабрикованное в отношении Неринги Венцкене политическое дело. Таким образом, очевидно, что конституционная власть Литвы – суд (пункт 1 статьи 5 Конституции) – использует уже проверенных и послушных судей для выполнения приказов. И еще я хотел бы подчеркнуть: Арунас Невердаускис, судья Паневежского районного суда, который отказался судить меня по явно сфабрикованному делу и который даже отказался от мандата судьи, через несколько месяцев умер при странных обстоятельствах, а Дайна Вайдахавичене, судья Паневежского районного суда, которая послушно и смиренно выполнила акт политического преследования и вынесла обвинительный приговор, даже поднялась по карьерной лестнице – стала судьей Паневежского окружного суда.

Каждый факт или фамилию, названные сегодня, я указал на основе документально подтвержденного материала и готов ответить на каждое слово и высказанное мнение.

518
Теги:
Литва
Нефтяная вышка. Архивное фото

Россия готовится заработать на нефти и газе гораздо больше

35
(обновлено 18:54 25.05.2020)
Необходимость развивать собственную переработку нефти и газа в нефтехимические товары (полимеры и другие продукты) — в последнее время очень популярная в широких кругах идея

Строго говоря, так было и раньше, но сейчас все больше обстоятельств говорит в пользу этого подхода. Известные сложности на классических энергетических рынках нефти и газа и угроза перехода к так называемой зеленой энергетике в перспективе ближайших десятилетий могут снизить спрос на традиционные энергоносители. Кроме того, продукты глубокой переработки приносят намного большую добавленную стоимость. И действительно, спорить с этим сложно, пишет в материале РИА Новости Александр Собко.

По различным прогнозам, спрос на полимеры и другие продукты нефтехимии будет расти быстрее мирового ВВП. Правда, недавно начали появляться более осторожные прогнозы, что связано в том числе с аспектами "мусорной" тематики и вторичной переработки. Но в целом позитивный взгляд на сектор сохраняется. Казалось бы, отличное решение. В чем же сложности?

Во-первых, нужно понимать, что объемы производств нефтегазохимии в любом случае несопоставимы с объемами классического энергетического сектора. Для сравнения: Россия добывает (по 2019 году) 560 миллионов тонн нефти и еще примерно столько же — если переводить на массу — природного газа. При этом в нефтепереработку вовлечено чуть больше десяти миллионов тонн, то есть всего один процент от добытого объема нефти и газа. И даже при позитивном развитии событий эта цифра в ближайшие годы всего лишь удвоится. А весь (!) мировой спрос на полимеры — это 250 миллионов тонн, то есть половина от российской добычи нефти или, соответственно, менее пяти процентов от общемировой добычи. Даже при удвоении спроса на продукты нефтехимии сектор в любом случае будет составлять только небольшую долю от глобальной добычи топлива. Хотя в контексте приростов спроса именно нефтехимия обеспечит в долгосрочной перспективе основной прирост спроса на нефть.

Второе — и главное. Нужно понимать: ровно так же думают и страны, и глобальные компании по всему миру. Они тоже видят перспективы переработки и стараются уйти исключительно из сырьевого сектора. А потому конкуренция будет жесткой, не говоря о том, что уже сейчас (даже безотносительно коронавируса) в мире наблюдается избыток производственных мощностей по многим полимерам.

Соответственно, для каждого нового проекта в нашей стране необходимо трезво оценивать его конкурентоспособность на мировом рынке. Говоря о себестоимости продуктов нефтехимии, в первом приближении можно выделить три компонента: стоимость сырья, стоимость строительства самих нефтехимических производств и стоимость транспортировки.

В качестве сырья для нефтехимии используются этан, углеводородные газы (пропан, бутан и более тяжелые углеводороды) и нафта. Развитие сектора сланцевых нефти и газа в США сопровождалось резким ростом добычи именно этих углеводородов. Причем они (этан, пропан, бутан) одновременно являются побочными продуктами и при добыче сланцевой нефти (попутный газ), и при добыче природного газа (тяжелые фракции). Нафта — это легкие фракции нефти, а, как известно, сланцевая нефть очень легкая. Все эти факторы обусловили снижение стоимости сырья для нефтехимии по всему миру.

Особенно этот эффект заметен по ценам на этан в США, которые одно время были незначительно выше цен на обычный природный газ (а котировки эти, как правило, очень низкие, немногим выше внутренних цен в России). Пропан и бутан стоили, конечно, всегда подороже. Сейчас же, с падением цен на нефть, дешевеет и нафта — третий источник сырья для нефтехимии.

Второй компонент себестоимости — капитальные затраты на строительство самого нефтехимического производства, то есть пиролиз сырья и последующая полимеризация (если мы говорим о рынке полимеров). И здесь ситуация чем-то похожа на ситуацию при производстве СПГ. Мы остаемся в зависимости от иностранных технологий, лицензиаров и катализаторов. Конечно, возможно участие российских подрядчиков, использование части отечественного оборудования, но лишь местами. Иностранное же оборудование — это дополнительные валютные риски (которые частично могут быть нивелированы продажей продукции за рубеж), дополнительные налоги, транзакционные издержки, отсутствие мультипликативного эффекта для российской экономики. Кроме того, в таких очень капиталоемких проектах высоко влияние стоимости займов на конечную себестоимость. Иностранные конкуренты имеют доступ к более дешевым кредитам.

Наконец, в-третьих, транспортный фактор. Он касается как доставки сырья на место производства, так и вывоза продукции, если мы говорим об экспорте. Поэтому в мире часто заводы располагаются в прибрежных районах. У нас — в связи с известным отдалением центров нефтегазодобычи от побережья — транспортный фактор также будет негативно влиять на себестоимость.

Вышеописанные сложности хорошо иллюстрирует и тот факт, что в последнее время из крупных производств построен только "Запсибнефтехим" компании "Сибур". Проект, правда, очень масштабный. Пусконаладочные работы начались еще в прошлом году, а сейчас производство выходит на проектную мощность. Результат очевиден: выпуск полиэтилена в России в первом квартале вырос на 59 процентов по сравнению с прошлым годом, полипропилена — на 37 процентов.

А Россия становится уверенным нетто-экспортером полимерной продукции (за счет широкой номенклатуры товаров отдельные группы могут импортироваться, но экспорт больше). Что дальше?

В настоящее время строится новая очередь пиролиза (на 600 тысяч тонн этилена) на возведенном во времена СССР "Нижнекамскнефтехиме". В планах — другая такая же очередь. Еще один нефтехимический проект — завод Иркутской нефтяной компании (на 650 тысяч тонн полиэтилена различных марок), которая хочет таким образом монетизировать свое углеводородное сырье.

Но основной интерес сейчас прикован к двум проектам газохимических комплексов (ГХК), прямо или косвенно связанных с "Газпромом".

В первую очередь это "Амурский ГХК". Проект будет реализовывать "Сибур", а в качестве сырья используют более ценные, тяжелые компоненты газа из трубопровода "Сила Сибири". Они будут выделяться после скорого запуска газоперерабатывающего завода.
Ситуация здесь иллюстрирует высказанные выше соображения о том, что конкурентоспособность для новых российских предприятий нефтехимии — вопрос тщательного расчета. Казалось бы, решена и транспортная проблема (подведенная труба с неразделенным газом), и две компании уже смогут договориться по цене на сырье (ведь "Газпрому" продавать добытое все равно кому-то придется).

И тем не менее принятие инвестрешения по строительству завода (сырье — этан), по сути, привязано к ожидаемому решению правительства предоставить дополнительную льготу (так называемый обратный акциз), то есть прямые субсидии, которые должны окупиться в будущем за счет налогов. Более того, обсуждается возможная расширенная конфигурация производства с использованием сжиженных углеводородных газов (СУГ, это пропан-бутан), но также в том случае, если будет утвержден обратный акциз и на эти компоненты. Иначе — невыгодно, несмотря на то что для "Сибура" это крайне желательный новый проект, ведь компания заинтересована в своем развитии и расширении производств.

Второй сюжет — "Балтийский ГХК", совместный проект "Газпрома" и "Русгаздобычи". Напомним, что это достаточно уникальная история. Также "жирный" газ (то есть содержащий тяжелые компоненты) будет доставляться по выделенной трубе с месторождений Западной Сибири на Балтику, метан (основной компонент газа) будет уходить на производство СПГ, а упомянутые тяжелые углеводороды пойдут на нефтехимию. Проект, как и все новые производства (а также старые с программой модернизации свыше 65 миллиардов), может рассчитывать на обратные акцизы по этану и СУГ, если они будут окончательно утверждены.

Подытожим. Строить свои нефтехимические производства нужно, это даже не обсуждается. В то же время это решение — совсем не панацея. Сектор всегда будет составлять лишь небольшую часть от общих объемов добычи нефти и газа. А сильная конкуренция, падение цен на сырье в мире, отсутствие собственного производства всего спектра оборудования и транспортные факторы приводят к тому, что рынок этот уж точно не является источником сверхприбыли. Более того, во многих случаях нужна прямая господдержка. Поэтому (как, кстати, и в нефтегазовом экспорте) необходимо тщательно следить за себестоимостью и конкурентоспособностью своей продукции, чтобы получать на выходе устойчивую прибыль.
35
Теги:
нефть, Россия
Нефтяной станок-качалка

Нефтяной рынок в ритме танго: ошибки дорого обходятся Саудовской Аравии

386
(обновлено 10:26 25.05.2020)
В 1998 году в России вышел первый альбом проекта "Песни нашего века", в котором была прекрасная песня "Весеннее танго". Ее припев наверняка известен многим: "Приходит время – люди головы теряют / И это время называется весна"

Весна, люди головы теряют

Припомнили? Какое отношение эта песня имеет к энергетической отрасли? Мне тоже казалось, что связь минимальна – только по ее автору, доктору физико-математических наук Валерию Александровичу Миляеву, одному из ведущих специалистов по неравновесным токам в германии при низких температурах. Но пришла весна 2020 года, и стало очевидно, что Валерий Миляев "Весеннее танго" писал о… нефтяниках Саудовской Аравии.

Вот март: "11 марта руководство компании Saudi Aramco сообщило о директиве Министерства энергетики Саудовской Аравии, предписывающей увеличить производственные мощности компании с 12 до 13 миллиона баррелей нефти в сутки". "12 марта предложения от Saudi Aramco по нефти сорта Arab Light, превышающие стандартные объемы на 200 процентов и по ценам ниже цен нефти сорта Urals почти на 20 процентов, получили компании Shell, BP, Total, Repsol и Cepsa"."29 марта Saudi Aramco подтвердила планы нарастить добычу нефти с 1 апреля, когда истекает срок соглашения ОПЕК+, до 12,3 миллиона баррелей в сутки".

А вот май: "11 мая Министерство энергетики Саудовской Аравии поручило Saudi Aramco сократить добычу нефти в июне на один миллион баррелей в сутки в дополнение к сокращению, которое королевство обязалось осуществить в рамках последнего соглашения ОПЕК+ от 12 апреля 2020 года. Таким образом, размер сокращения добычи, которого будет придерживаться Саудовская Аравия, по сравнению с объемом добычи в апреле, составит около 4,8 миллиона баррелей в сутки. Добыча нефти королевством в июне после целевого и добровольного сокращения составит 7,492 миллиона баррелей в сутки".

Ну, не могут серьезные политики, руководители крупнейшей в мире нефтяной компании выкидывать такие коленца по доброй воле! Наверняка после майского заявления саудовские представители нефтяной отрасли расходились с совещания, вполголоса напевая припев из "Весеннего танго". Интересно, как он звучит на арабском языке?..

Март – снеговые горы тают вместе с ценой барреля

Теперь о том же, но серьезнее. Напомним, что в феврале 2020 года, с развитием в Китае эпидемии коронавируса, который еще даже не получил названия, на мировых сырьевых биржах котировки нефти интенсивно пошли вниз – с 70-72 долларов за баррель нефти Brent в январе до 49 долларов за баррель в конце февраля. Как показала статистика, опубликованная позже, в феврале спад в промышленности Китая составил 13 процентов, при этом миллионы людей находились под действием жестких карантинных мер, в связи с чем "на якорь" встали миллионы легковых автомобилей.

Уже в феврале Саудовская Аравия стала настаивать на проведении внеочередной встречи министров стран – участниц ОПЕК+ с целью принятия экстренных мер. Встреча состоялась 5 марта в Вене. Сейчас это кажется почти фантастикой, но министры действительно встретились, а не общались друг с другом, сидя в своих кабинетах перед экранами мониторов, – такие удивительные были времена.

Предложение со стороны Королевства Саудовская Аравия (КСА) носило ультимативный характер: с 1 апреля дополнительно совокупно снизить объем добычи на 1,5 миллиона баррелей в сутки, из которых один миллион баррелей возьмут на себя страны – члены ОПЕК, а страны, в него не входящие, но участвующие в соглашении ОПЕК+, – 500 тысяч баррелей в сутки. Предложение России было куда более осторожным: сохранить с 1 апреля сокращение в объеме 1,7 миллиона баррелей в сутки, как это было предусмотрено декабрьскими договоренностями, взять дополнительную паузу, чтобы точнее оценить воздействие эпидемии на рынок нефти, и только после этого принимать новые меры.

Два предложения столкнулись, выбив сноп искр, – представители КСА отказывались от такого поэтапного подхода и требовали снижать добычу без промедления. В результате Александр Новак, министр энергетики России, покинул Вену, отказавшись соглашаться с ультиматумом Саудовской Аравии. Мировые биржи отреагировали мгновенно, баррель уже на первых торгах потерял в цене вдвое. Одновременно в российских СМИ раздался хор голосов, крайне недовольных поведением России на венском совещании и предрекавших неизбежное сокрушительное поражение в начавшейся "ценовой войне".

Руководители российского энергетического сектора тем не менее оставались спокойны и никаких резких мер не предпринимали. Удивительно, но никто из комментаторов не обратил внимания на то, что именно 11 марта, когда Saudi Aramco официально объявила о предстоящем с 1 апреля наращивании объемов добычи, было опубликовано еще одно, не менее официальное заявление.

Именно 11 марта ВОЗ, Всемирная организация здравоохранения, объявила коронавирусную инфекцию пандемией, и с этого момента государства по всей планете одно за другим начали противоэпидемические мероприятия. Произошло именно то, в чем Россия безуспешно пыталась убедить участников совещания в Вене, – COVID-19 принялся разрушать мировой рынок нефти.

Руководство КСА отказывалось воспринимать действительность – они рвались в бой, стремясь захватить традиционные рынки российских нефтяных компаний. Наблюдать за этим можно было только с восхищением от демонстрируемых безумия и отваги: государство, бюджет которого на 85 процентов зависит от нефтяного сектора, государство, бюджет-2020 которого был "сведен" исходя из базовой цены барреля в 80 долларов, в лихой атаке рушило цены по всему миру. А мир остался равнодушен – COVID-19 оказался в разы важнее, чем любые предложения Saudi Aramco по дополнительным объемам и скидкам.

Танкеры, залитые "под горлышко" саудовской нефтью, замирали в неподвижности у приемных терминалов – спрос на нее упал почти на 30 процентов. Рост наблюдался только в одном секторе – фрахт нефтеналивных танкеров становился дороже с каждым днем, поскольку компании-судовладельцы прекрасно понимали, что их корабли из средства доставки товара превращаются в плавучие емкости для хранения.

КСА не публиковало данные по степени заполненности резервуаров для хранения нефти, но вряд ли будет ошибкой считать, что этот показатель оказался максимально приближенным к 100 процентам. Конечно, Saudi Aramco посетила большая коммерческая удача – не кто-нибудь, а сама Белоруссия приобрела у нее партию Arab Light, но эти 80 тысяч баррелей существенно помогли только "Литовским железным дорогам", которые обеспечили доставку нефти от причалов Клайпеды до белорусских заводов.

Разгулялись – веселились. Подсчитали – прослезились

Следующим действием "нефтяной трагедии 2020 года" стали экстренные совещания министров ОПЕК+, прошедшие уже в удаленном режиме, 10 и 12 апреля. Именно к этому моменту, когда окончательно, в цифрах, стало понятно, каким оказалось влияние COVID-19 на нефтяной рынок, настал тот самый момент, о котором в марте говорил Александр Новак. Сработал именно российский алгоритм: сначала оценить влияние пандемии, а уже потом принимать необходимые решения, но об этом почти никто в СМИ даже не пытался говорить– интереснее было нарастить вал критики в адрес руководства страны.

Новый мотив был не менее абсурден: "Россия в марте отказалась снижать объем добычи на 300 тысяч баррелей в сутки, а теперь вынуждена была согласиться на квоту в 1,9 миллиона баррелей в сутки". Интересные люди, создается впечатление, что они обитают на удаленной от Земли планете, с которой про пандемию вообще ничего не видно. Для обитателей нашей планеты было очевидно: если четыре миллиарда человек находятся под карантинными мерами, остановлены тысячи промышленных предприятий, в разы сократились все виды транспортировки, выигравших среди нефтедобывающих стран не могло быть по определению. Вопрос ставился совершенно иначе: "Что мы можем сделать, чтобы не проиграть вообще все?" Если бы ОПЕК+ в апреле не смогла выработать новое соглашение, обвал рынка был бы лавинообразным, мир увидел бы отрицательные цены уже не на фьючерсы, а на физическую нефть.

Решение, на которое вынуждено было пойти КСА 11 мая, – своеобразное похмелье после апрельского всплеска эмоций. Заполнены наземные хранилища, приходится оплачивать фрахт танкеров, которые никак не удается освободить от их обесценившегося груза невостребованного товара. То, что КСА снизило объем добычи, скорее всего, не скажется на объеме продаж – нефти добыто столько, что емкости придется освобождать как можно быстрее, чтобы не допустить полной остановки добычи.

11 мая 2020 года итоги грубейших ошибок, допущенных в апреле, подвело не только Министерство энергетики, но и Министерство финансов КСА. Глава ведомства Мухаммед аль-Джадаан официально заявил, что с 1 июня в стране будет повышен НДС – в три раза, с пяти до 15 процентов. С этой же даты будет прекращена выплата пособия прожиточного минимума. "Такие меры болезненны, но необходимы для поддержания финансовой и экономической стабильности в среднесрочной и долгосрочной перспективе… и преодоления беспрецедентного коронавирусного кризиса с наименьшим возможным ущербом". Других методов у господина аль-Джадаана не осталось: курс риала жестко привязан к курсу доллара, а золотовалютные резервы Саудовской Аравии только за апрель сократились на 27 миллиардов долларов. Популярность песни Валерия Миляева продолжает расти.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

386
Теги:
Литва, Россия, Саудовская Аравия, нефть
По теме
В Литву прибыл танкер с саудовской нефтью для Белоруссии
"Дружба" дружбой, а нефть – врозь. Почему Минску не добиться правды в Литве
Юшков: для США крайне важны резкое сокращение добычи нефти и рост цен
Мученик Исидор Хиосский

Сидор Бокогрей: что можно и нельзя делать 27 мая

0
(обновлено 17:59 25.05.2020)
В этот день крестьяне обращали внимание на прилет стрижей и ласточек, которые считались предвестниками тепла

27 мая (14 мая по старому стилю) православные верующие чтут память святого мученика Исидора Хиосского, жившего в III веке на острове Хиосе.

Исидор был родом из Александрии. В первый год правления императора Декия был издан указ переписать всех способных служить в войсках Римской империи, и святого Исидора приняли в полк военачальника Нумерия. Святой вел благочестивую жизнь, был целомудрен и избегал языческих обычаев.

В соответствии с другим указом императора, все воины должны были поклоняться языческим богам и приносить им жертвы, в противном случае их должны были ждать мучения и смерть. Когда стало известно, что Исидор является христианином, его привели на допрос к Нумерию. Святой не отрекся от христианской веры и отказался повиноваться воле императора, за это его подвергли пыткам. Однако даже мучения не сломили веру Исидора.

В 251 году святой принял мученическую смерть. После казни его тело было брошено без погребения, однако друг Исидора похоронил его.

В начале ХII века русский паломник игумен Даниил видел мощи святого мученика Исидора на острове Хиосе. Позднее мощи его были перенесены в Константинополь и положены в храме святой Ирины.

На Руси святого Исидора называли Сидором, а прозвище Бокогрей он получил из-за того, что с его праздника прекращали дуть северные ветры. Также с этого дня прилетали из-за моря стрижи и ласточки, которые считались предвестниками тепла.

Раннее возвращение ласточек сулило счастливый год. В то же время считалось, что только массовый прилет птиц мог быть свидетельством окончательного прихода тепла.

В этот день обращали внимание на приметы. Если день на Сидора был ясный, то ждали хорошего урожая огурцов. Если же погода была холодной, то и все лето должно было быть таким.

Кроме огурцов в этот день высаживали лен. Первый посев льна приурочивали к первому кукованию кукушки. Во время сева льна обращали внимание на ивы: если на них, словно перья, висела пыль или же пыль с них летела хлопьями, то лен не сеяли, а ждали дождя.

0
Теги:
народные традиции, традиции, приметы, Религиозные праздники, религия, церковь, православные, православие